компанииСтраницы «Экстернат: вопросы и ответы»
Репетиторы
Off-line версия портала Указка
Образовательный портал
 
РУБРИКАТОР
ДОШКОЛЬНЫЕ
УЧРЕЖДЕНИЯ
ШКОЛЫ
КОЛЛЕДЖИ,
ТЕХНИКУМЫ,
УЧИЛИЩА
ВУЗЫ
ЯЗЫКОВЫЕ ШКОЛЫ
ОБРАЗОВАНИЕ
И РАБОТА ЗА РУБЕЖОМ
ТВОРЧЕСТВО И ДОСУГ
СПОРТ
КУРСЫ, ТРЕНИНГИ
РЕПЕТИТОРЫ
АВТОШКОЛЫ
ФОТОКОНКУРСЫ
ТЕСТИРОВАНИЕ
ОБСУЖДЕНИЯ
КАРТА САЙТА
БЛОГИ
СТАТЬИ
ССЫЛКИ
КОНТАКТЫ
 
Зачем нужен диплом?
не нужен, ненавижу учиться
не нужен, просто нравиться учиться
для устройства на работу
для спокойствия родителей
для личного самоудовлетворения
для того чтобы быть умным
другое

 
 
Рейтинг@Mail.ru
 
 
 

Экстернат: вопросы и ответы — Страницы репетитора «Битнер Алексей Владимирович»

О репетиторе
Отзывы (5)
Предложения
Написать письмо
 


Назад в репетитора «Битнер Алексей Владимирович»

Презентация

Фото
Рекомендации


Предложения



Новости

нет новостей


Отзывы

Большое спасибо замечательному человеку и преподавателю Алексею Владимирови чу!!! Моя дочь Наталья занималась в 2009 - …

Большое спасибо Алексею Владимировичу!Очень признательна этому замечательному человеку.. Если не он, наверное, я бы не …

Мой сын проучился у Алексея Владимировича два года. У нас не было цели закончить школу раньше срока, у нас была цель най…

добавить отзыв


 

 

Мой ребёнок в школе-то с трудом учится, как же он будет учиться самостоятельно?

Самостоятельность не приходит вдруг, этому нужно учиться. Моя услуга, в отличие от обычного репетиторства, в том и состоит, чтобы постепенно  обучать моих подопечных самостоятельной работе и искусству сдавать экзамены.

Итак, вашему ребёнку учёба в школе даётся нелегко. Разберёмся, что происходит. Школа должна выполнять как минимум две функции: обучение и оценка результатов обучения.

Если ваш ребёнок систематически получает двойки и тройки, значит школа задачу оценки выполняет хорошо, а задачу обучения выполняет плохо. Так давайте и оставим школе то, что она делает хорошо: функцию оценки результатов обучения. Самим же обучением можно заняться отдельно от школы.

Начать необходимо с тех самых «пробелов» в знаниях, которые ваш ребёнок накопил. Степень его самостоятельности при этом поначалу будет, конечно же, низка, но, как только будет сдан первый экзамен (через 2-3 недели занятий), появится возможность постепенного наращивания самостоятельности в обучении. Повторю: по-сте-пен-но-го!

Вот ещё что важно: обучаясь вне школы, ваш ребёнок будет знать, что просто так (за послушание, за аккуратность, за вовремя поднятую руку на уроке, за домашнюю работу) ему даже тройку не поставят. Возникает понимание, что ценен именно результат, а не процесс обучения.

Короче: если ваш ребёнок учится плохо, то это как раз оттого, что он учится в школе.

 

С какого возраста ребёнок может обучаться экстерном?

По существу, дело не в возрасте.

Отдавать детей в школу стало настолько привычным, что мы не замечаем очевидной противоестественности того способа обучения, который принят в школе. Учиться «хором», синхронно, когда время обучения заранее определено, а само обучение никак не привязано к потребностям и желаниям самого ребёнка—что может быть более ненормальным?

То, что принято называть экстернатом или домашним образованием, есть просто нормальный, естественный способ образования.

Проблема в том, что ребёнок, который сегодня не ходит в школу, становится «не как все». Именно поэтому к домашнему обучению и экстернату дети и их родители прибегают, когда школа завела их в тупик. Каждый сам определяет, что такое «тупик»: для кого-то это первая двойка в четверти, для кого-то—отчисление из школы, для кого-то—непродуктивные отношения с учителями, для кого-то—«халявные» четвёрки и пятёрки.

Поскольку проблемы в школе имеют свойство накапливаться, мысли о расставании со школой приходят детям и их родителям тем чаще, чем старше ребёнок. Подвох, однако, состоит в том, что школьные неудачи убивают любознательность и приводят к апатии, а потому способность к самостоятельному обучению с возрастом часто не растёт (как должно бы быть при нормальном развитии), а уменьшается.

Итак, проблема не в возрасте. Если вы видите, что школьное обучение не даёт вашему ребёнку того, что вы считаете необходимым, попробуйте хотя бы ознакомиться с иными возможностями.  К тому же, не обязательно сразу формально расставаться со школой. Можно попробовать экстернат «на зуб» за пару недель. За это время вы (и ваш ребёнок) поймёте, насколько экстернат для вас приемлем.

 

Если ребёнок учится вне школы, не возникнет ли у него замкнутость, неумение общаться со сверстниками?

Однозначно сказать нельзя. По моему опыту, общительность ребёнка мало связана с тем, ходит ли он в школу. Как правило, если ребёнок замкнут, он не очень-то общителен и в школе. Более того, многие необщительные дети воспринимают школу как избыток общения, как принуждение к общению. Это, в свою очередь, увеличивает их замкнутость.

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что дети редко занимаются у меня поодиночке. Как правило, 2-4 учащихся-экстерна работают одновременно. Между ними, естественно, складываются как минимум приятельские отношения.

Но главное, ощущение успешности, которое складывается по мере обучения, осознание честности и результативности своего труда создают позитивную самооценку учащегося-экстерна. Такая самооценка—лучшая основа для формирования отношений как со сверстниками, так и со старшими.

В любом случае, если удаётся решить проблему успешности, то проблему адекватности контакта со сверстниками решать легче. В конце концов, можно,  выправив так называемую «успеваемость», вернуться в школу, использовав экстернат как скорую помощь.

 

Школа, конечно, не идеальна, но такова ведь и вся жизнь. Обучая ребёнка вне школы, не растим ли мы тепличное растение?

Умение как приспосабливаться к среде, так и противостоять ей, конечно же, необходимо любому человеку. Как всякое умение, оно поддаётся тренировке. Всё дело в том, какие именно качества развиваются у ребёнка, если в школе он не может добиться успеха, либо легко, без труда получает незаслуженно высокие отметки. Главное, что развивается у ребёнка в этих случаях—это цинизм, привычка к двойной морали. Если считать цинизм полезным (а многие именно так и думают), то, чем хуже ребёнку в школе—тем лучше. Поэтому вопрос об экстернате—вопрос личных ценностей. Если родители (и их ребёнок) считают, что обучение ценой получения отвращения к самому процессу учёбы допустимо, тогда никакой экстернат им не нужен.

Я и не пытаюсь изобразить дело так, что экстернат хорош для всех и не ищу идеального способа обучения, потому что такого не существует. Я предлагаю свои услуги тем, кто уверен, что посещение школы лично для него (для его ребёнка)—малопродуктивное занятие. Если в этом мы сходимся, то можно обсуждать, как именно преодолеть то препятствие, которое называется «школьное образование».

Путь учащегося-экстерна совсем не лёгок, но он честен. Экстерн учится на экзаменах доказывать не свою послушность, а свою образованность, причём доказывает это не тем, кто его учил, а совершенно незнакомым педагогам. Можно ли назвать такой способ образования воспитанием тепличности?

 

Чем ваша деятельность отличается от обычного репетиторства?

Назову два отличия.

Первое. Репетитор фактически включён в систему школьного образования: он либо «подтягивает» школьника, работая фактически по заданиям, выдаваемым школьными учителями, обеспечивая тем самым учащемуся возможность продолжать обучение в школе, либо «даёт дополнительный материал», помогая выпускнику поступить в вуз. Иными словами, репетитор выполняет в системе школьного образования функцию компенсации. Моя задача совершенно иная: помочь учащемуся самоопределиться, самому спланировать своё время, определить цели своей учебной деятельности (и—шире—жизненные цели) и добиться того результата (воплощённого в аттестате), который нами совместно намечен. Используя предлагаемый мною способ обучения, юноши и девушки могут так распределить своё время и свои силы, чтобы максимум времени потратить на интересующие их учебные дисциплины, убедившись при этом в том, что они многого могут достичь самостоятельно, без школы и без репетиторов. Я не убеждаю детей в том, что знания по школьным предметам пригодятся им в жизни. Они и сами знают, что большинство знаний напрямую не пригодятся. Я убеждаю моих учащихся, что, изучая любой предмет, они могут извлечь из этого изучения пользу: рост способности к самообразованию. Государство не спросило ни у вас, ни у меня, ни у наших детей, хотим ли мы изучать математику и географию, физику и химию, биологию и литературу именно в том «объёме», который нам навязывают. Но, раз уж этого нельзя избежать, нужно с помощью учебной деятельности, как на тренажёре, развить свою способность быстро и эффективно учиться.

Второе. И школьные учителя, и репетиторы—узкие специалисты. Одни преподают математику, другие географию. Но заметьте, с ребёнка требуют, чтобы он знал не менее 12 учебных дисциплин, только вот взрослых, обладающих этим качеством, он вокруг себя не видит. Получается странная картина: все учителя окончили школу, причём, как правило, успешно окончили, а вот школьную программу не знают. Попробуйте-ка подойти за помощью в решении уравнения к учителю русского языка, или обратитесь с задачкой по химии к историку. Мне такая ситуация представляется несправедливой. Я помогаю учащимся-экстернам осваивать все учебные дисциплины (исключение составляет сегодня английский язык). На моём примере учащиеся видят, что знать то, что с них требуют, совершенно реально, перед ними живой пример. Конечно, меня можно заподозрить в непрофессионализме, но я не делаю вид, будто являюсь специалистом в какой-либо науке. Мои ученики сдают экзамены по всем учебным дисциплинам независимым экспертам в соответствии с требованиями, предъявляемыми государством. Я считаю это достаточным доказательством моего профессионализма в таком деле, как обучение. Кстати, большинству учащихся специалисты-учёные не нужны; большинство учащихся не понимают достаточно простых вещей, а высококвалифицированные специалисты-предметники как раз простые вещи объяснять не любят.

Итак, моё кредо: помочь детям расстаться со школой, потратив на это минимум времени и развив способности к самообразованию.

 

Как организованы ваши занятия с детьми?

Внешне всё выглядит предельно просто: в соответствии с личным учебным графиком (его мы создаём вместе с учащимся и его родителями) мы приступаем к изучению какой-либо школьной дисциплины. Пусть это будет, к примеру, биология. Перед началом обучения экстерн получает полный список требований (это многостраничный документ), которые он должен выполнить, чтобы успешно сдать годовой экзамен (чаще—экзамен сразу за двухлетний курс обучения, например за 8-9 или 10-11 классы). Я демонстрирую экстерну, как именно можно готовиться к сдаче экзамена, показываю, где искать ответы на вопросы. Далее мы встречаемся с той периодичностью, которая необходима экстерну для того, чтобы уложиться в учебный график (не забудем, что этот график утверждал он сам). Кому-то достаточно приходить ко мне раз в неделю на 3-4 академических часа, кому-то необходимы ежедневные занятия. Через 2-3 недели экстерн сдаёт экзамен в той школе, с которой у него подписан договор об экстернате. Случаи неудач на экзамене бывают, но очень редко. Как правило, причина неудач состоит в избыточном волнении, возникшем в результате предшествующих хронических неудач. Если экзамен не сдан, через несколько дней сдаём экзамен повторно.

Принципиально важно то, что перед экстерном, в отличие от школьника, сразу поставлена (при его участии!) задача достичь подробно описанного конечного результата. Практически сразу экстерн понимает, что скорость изучения зависит только от него (при классно-урочной системе это невозможно). Это приводит к тому, что даже при изучении нелюбимых предметов экстерн проявляет не наблюдавшееся раньше рвение. Его мотив понятен: можно освободиться от ненавистного занятия. Обычно диалог с начинающим экстерном по этому поводу выглядит так:

- Какой предмет ты больше всего не любишь?

- Химию.

- Хочешь забыть о химии навсегда?

- Конечно!

- Вперёд: две недели занятий—и ты свободен от химии. Навсегда.

Обычно в начале обучения мы избавляемся как раз от нелюбимых учебных предметов. Те учебные дисциплины, к которым у экстерна нет аллергии, он выбирает для сдачи в форме ЕГЭ. На эту подготовку мы тратим львиную долю учебного времени.

График обучения (сдачи экзаменов) зависит прежде всего от того состояния, в котором будущий экстерн ко мне пришёл. Бывает, что времени катастрофически мало, а сдать нужно 10-12 дисциплин за полгода. Тогда, конечно, отметки—дело второстепенное. Если цейтнота нет, стремимся к достойному результату.

Занимаются ребята у меня одновременно по 2-4 человека, что позволяет им сравнить свои результаты и темп обучения с результатами и темпом других экстернов.

 

Вы занимаетесь с детьми по обычным учебникам, или по специальным пособиям?

Главное—не пособия. Главное, что перед началом занятий по каждому предмету экстерн получает исчерпывающее описание результата, которого он должен достичь для успешной сдачи экзамена. Это внушительный список терминов, имён, задач, дат, событий и т.п. Таким образом, экстерн точно знает, что такое «окончание обучения» по данной дисциплине. Иными словами, от повременного учёта работы мы переходим к сдельному.

Что касается пособий, то это и школьные учебники, и многочисленные специализированные учебные сайты, и энциклопедии. Немаловажно, что в процессе обучения у экстерна формируется способность искать источники нужных ему сведений и получать необходимую информацию.

 

Сколько стоит ваша услуга?

Затраты родителей разных учащихся на экстернат могут отличаться на порядок, т.е. в десять раз. Стоимость 45-минутного занятия со мной—200 рублей. А вот количество занятий сильно зависит и от начального уровня образования экстерна, и от его способности к самостоятельной работе. Некоторым достаточно 3-4-часового занятия в неделю, некоторым необходимы (по крайней мере, на первых порах) ежедневные занятия.

 

 

Телефон
Уже посмотрели телефон:
157


     

123


Экстернат


Фотоконкурс учителей


100x100